НОВОСТИ    КНИГИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КАРТА ПРОЕКТОВ    ССЫЛКИ    О САЙТЕ


18.10.2017

Ботаника по мне плачет — ботанический сад Южно-Сахалинска

Дуб Карла Линнея, ива Хультена, чертово дерево и растение, из которого получали стрихнин — ботанический сад Южно-Сахалинска богат не только флорой и фауной, но и увлекательными историями, которые живут, растут и распускаются с каждым новым цветком, деревом и растением. Зеленый уголок на востоке Южно-Сахалинска, который раскинулся на площади в 40 гектаров, всегда привлекал внимание горожан. Из непролазных дебрей академического закрытого учреждения 12 специалистов сада сделали место, в котором приятно побродить — за последние несколько лет в саду появились дорожки, у 80% растений красуются таблички с названиями, для ежедневных нужд купили веткодробилку, которая легко справляется с поваленными деревьями, а опилки идут на ландшафтные нюансы — переработанными ветками у деревьев выкладывают приствольный круг. В саду вообще ко всему подход хозяйский — например, здесь есть свое гноилище — место, где разный сор становится черноземом. Возможность окунуться в тонкости растительной жизни есть у любого южносахалинца и вообще сахалинца. Правда, стоит знать о некоторых особенностях. Почему в сад нельзя попасть поодиночке, какие сложности подстерегают учреждение, кто съедает все шишки и зачем белки-летяги пугают сотрудников зимними ночами.

Лиственница Каяндера
Лиственница Каяндера

Генералы сахалинских джунглей

Лучшего гида по саду, чем его директор Александр Таран, не придумаешь. Он знает про этот уголок все и даже больше. Кажется, что в голове у бессменного руководителя сада содержится самый обширный каталог растений, из которого, как фокусник, Александр Алексеевич достает все новые подробности и факты.

Александр Таран
Александр Таран

Александр Таран работает в ботаническом саду Южно-Сахалинска со дня его основания в 1991 году. Причем начал сразу с позиции директора — молодого ученого, за плечами которого было два университета — Харьковский и Московский, — послали на Сахалин развивать ботанический сад.

— Я был на девятимесячных курсах в МГУ и вдруг по громкой связи меня вызывают в ректорат, — рассказывает Александр Таран. С решением академика, предложившего отправиться на Сахалин, молодой ученый спорить не стал и отправился на дальневосточный остров.

Ботанический сад на Сахалине официально существует с 1991 года — тогда президиум дальневосточного отделения российской академии наук принял решение о его создании. Формально он был здесь и раньше, как одно из подразделений СахНИИ (нынешний ИМГИГ). Но дело тогда не очень шло: несмотря на металлическую ограду и статус "ботанический сада", ни о какой науке на расположенных в городской черте гектарах речи практически никогда не шло.

— Так получилось, что люди воспринимали территорию ботанического сада как собственность. Заходили, жгли костры, устраивали пикники, выгуливали собак, уничтожали растения. Так продолжалось примерно 20 лет. Потом все-таки решили создать сад, и когда мы пришли сюда, горожане восприняли это в штыки. Приходилось воевать. Только 5 лет назад люди перестали перелезать через забор и пытаться рубить ели к Новому году. Поэтому у нас так сложилось, что территория закрыта для самовольных посещений. Приходить можно в составе группы по предварительной записи, — рассказывает директор ботанического сада. — В 90-е годы вообще врагу не пожелаешь что-то начинать. Это было то время, когда всё рушится. Мы начинали, когда у нас не было ничего: ни листа бумаги, ни гвоздя. Но мы выстояли, хотя было тяжело. Не хватало кадров, территория большая — 42 гектара. Сначала нам дали 43 единицы, потом стали постепенно уменьшать количество человек: 35, 24, 19. Сейчас в ботаническом саду работает 12 человек.

Айва японская
Айва японская

Алтей лекарственный
Алтей лекарственный

Араукария разнолистная
Араукария разнолистная

Виноград Конье
Виноград Конье

Виноградная беседка
Виноградная беседка

Гинкго двулопастный
Гинкго двулопастный

Горка с хостой, очитком и колокольчиками
Горка с хостой, очитком и колокольчиками

Аллея ботанического сада
Аллея ботанического сада

Охрана
Охрана

Ботанический сад относится к Академии наук, которую последние годы страшно лихорадит. Естественно, с каждым годом уменьшается финансирование, хотя и это, говорит директор ботсада, не самое страшное. От ботанических садов, с одной стороны, требуют научных показателей, с другой — самоокупаемости.

— Нам сложно зарабатывать. Ботанический сад как растущий организм требует больших вливаний и ресурсов. Что-то строить на территории сада, облагораживать территорию, делать ее более доступной для посетителей и одновременно зарабатывать довольно сложно, — говорит директор.

В советское время академические ботанические сады процветали. Наука была на подъеме, и ее соответствующим образом финансировали. Университетские ботсады, напротив, находились в худшем положении — они были всего лишь дополнением к биологическим факультетам и финансировались слабо. Сейчас ситуация изменилась: академические ботсады угасают, а университетские, наоборот, живут прекрасно.

— Наш ботанический сад, как карлик с крепкими мускулами, выстоял в тяжелые 90-е годы, так что нас уже не уничтожить и не убить. Самые тяжелые времена миновали, постепенно мы, конечно, развиваемся, — отмечает директор.

Но проблемы остаются. Ботсад подчиняется академии наук, оттуда идет скудное финансирование. Саду пытались помочь региональные власти, но сделать это, не преступив закон, нельзя — поддержка будет расценена как "нарушение финансовой политики". От федералов ждать помощи тоже не приходится.

— Институтов научных много, мы стоим в конце очереди, поэтому нам почти ничего не перепадает. Так уж все устроено, — отмечает директор. — На нужды сада мы зарабатываем интеллектуальным трудом. Участвуем в конкурсах на комплексное обследование памятников природы — заказников и заповедников на территории области. Мы выигрываем эти аукционы, просим самую минимальную цену. Но эта та работа, которую мы умеем делать, любим делать и раньше вообще делали бесплатно. Времена изменились, и нам надо учиться получать прибыль. Ту же землю купить, дорожки сделать, гравий привезти — на все нужны деньги, все делается за свои деньги.

Пытаются в ботсаду зарабатывать на экскурсиях, но и здесь есть свои подводные камни. Чтобы приглашать сахалинцев знакомиться с растительным разнообразием, надо построить дорожки, чтобы их построить — надо заработать денег. Замкнутый круг.

— В прошлом году начали обустраивать дорожки. Частично гравийные, частично из дерева. В прежние годы люди приходили на экскурсии, и мы просили их обязательно захватить резиновые сапоги. Сейчас стало проще, — объясняет директор. — Мы почти закончили работу с табличками, около 80 процентов всех растений подписаны.

Дуб зубчатый
Дуб зубчатый

Дуб монгольский
Дуб монгольский

Ель морская
Ель морская

Жимолость Толмачева
Жимолость Толмачева

Жимолость Толмачева
Жимолость Толмачева

Жимолость Каприфоль
Жимолость Каприфоль

Жимолость Шамиссо
Жимолость Шамиссо

Боковой побег номер один: тигровые истории и медвежьи полежалки

— Были зоологи, которые писали диссертации по тиграм, но ни разу не видели их в глаза. А ботаники, уходя в лес, чуть ли не каждую неделю видят тигров, — начинает рассказ Александр Таран. При слове "тигр" у директора ботсада светятся глаза, а на лице появляется улыбка. — Тигр — очень осторожное животное и очень благородное, в отличие от медведя. Ходит по лесным дорогам, тропам, не любит в кусты заходить. Если идешь по лесу чутко, его можно увидеть метров за 50. Он стоит, смотрит, а потом просто уходит в сторону, пропускает. Думаю, если бы он хотел сожрать — он бы сожрал всех сотрудников в заповеднике. Я уверен, что он знал нас всех по запаху, по следам. Как и мы их.

Историй о тиграх, встречи с которыми были совершенно обычными для работников заповедника в Приморье, в запасе у Александра Тарана с избытком: он рассказывает, как тигры воровали собак у одного лесника-браконьера, как с интересом наблюдали за работавшими в лесу ботаниками. Иногда, впрочем, от встреч с благородными кошками становилось на самом деле жутко — однажды ему даже пришлось несколько сот метров пятиться от полосатого хозяина тайги, застукавшего ученого за изучением редкой орхидеи.

— Однажды я купался в жару в заводи. И тут тигр вылетает на берег — красавец, такой цвет у него был особенный. Так вот, я выпрыгнул из воды, она тоже подпрыгнула, я думаю, что это была самка. И мы в разные стороны кинулись, — вспоминает ученый еще одну кошачью историю.

Впрочем, сахалинский ботсад богат своей фауной. По нему охотно ходят мишки, прилетают проведать утки-мандаринки. Ну и так, по мелочи: сад очень любят птицы — территория богата растениями, есть чем подкормиться. В некоторых зарубежных садах в штате специально держат орнитолога. На территории южно-сахалинского сада гнездится 25 видов птиц, залетает — более 85.

— Залетают утки-мандаринки редчайшие краснокнижные. Соловьи-красношейки сидят в жимолости. Бекасы водятся. Ястребы и соколы встречаются,— перечисляет Александр Таран.— Бурундуки живут, мыши подгрызают растения, кошки на них охотятся. Гадюка жила Тамара. Белки-летяги живут в скворечнике и даже пугают работников сада зимой — глазищи большие, в темноте горят, ужас в общем. А вот обычных белок нет. Но если вдруг есть хороший урожай, они как-то об этом узнают и прям из леса приходят за орехами. Как эти новости распространяются — ума не приложу.

А еще в саду живет пес по имени Дедушка. Ему 20 лет, и у всех ветеринаров, по словам директора, Дедушка вызывает неподдельный интерес. Довольно часто заходят в сад мишки. И Дедушку эти гости не смущают — они ходят разными тропами. Однажды медведица целый месяц жила на территории сада. Когда не было забора, косолапые забредали просто так, а теперь целенаправленно делают подкопы.

— Думаю, они питаются объедками пикников, которые устраивают в округе в выходные, а к нам приходят отлеживаться. Как-то раз довольно долго у нас тут медведица столовалась: все гнилушки, все камни подняты и перевернуты, муравьиные яйца едят. Представляете? Никогда не думал, что это такой калорийный продукт. Еще пасутся в районе, где кедровый стланик. Если хороший урожай, я говорю: Виктор (Виктор Шейко — экологический активист и еще один сотрудник ботсада), иди собери шишки (а мы еще обмениваемся с разными садами разными семенами). "Они не дозрели", — отвечает. "Собери, а то медведица съест". В итоге, пока мы препирались, пришла медведица и за полчаса сожрала все шишки. Остались мы тогда без этих семян, — вспоминает Таран.

Ива Матсуданы
Ива Матсуданы

Каладиум садовый
Каладиум садовый

Кардиокринум Глена
Кардиокринум Глена

Кедровый стланик
Кедровый стланик

Клен дланевидный
Клен дланевидный

Клен ложнозибольдов
Клен ложнозибольдов

Лаконос (фитолака) американский
Лаконос (фитолака) американский

Магнолия и бук лесной (форма пурпурная)
Магнолия и бук лесной (форма пурпурная)

Настурция большая
Настурция большая

Семена
Семена

Семена
Семена

Стратегия и тактика глобальной интродукции

На первый взгляд кажется, что в ботаническом саду нет совершенно ничего необычного — высадил деревья рядами, разбавил цветами да води посетителей. Но на самом деле, рассказывает директор, внесение на территорию этого хранилища сахалинских природных богатств — самый настоящий пазл. Например, основная опасность исходит от солнца — с юго-запада. Ботаники пошли на уловку и стали укрывать наиболее уязвимые растения с северо-востока большими и стойкими деревьями.

— Каштаны у нас погибали постоянно. А вот мы его за ёлочку спрятали, и прекрасно он цветет. В тени ели может прекрасно расти. А тут американский можжевельник растет в тени дальневосточного тиса, а каштан в тени ели. Спрятали что-то и за беседку, — рассказывает директор.

Вообще климат Сахалина довольно коварен — остров неохотно принимает чужаков. Высокая инсоляция островной земли (на уровне Краснодарского края) сочетается с громадными колебаниями температуры — от +20 на солнце днем до -20 ночью. Из-за этого растения весной "обманываются" — у них меняется биохимическая структура клетки, какой-нибудь клен или жимолость готовятся пуститься в рост, но ночная температура оказывается для него сюрпризом. Неготовое к такому повороту событий растение просто погибает.

— Но это лишь один нюанс. Вторая особенность — беспощадное весеннее солнце, которое выжигает кору деревьев на юго-западе (у инорайонных видов), происходит просто омертвение тканей. Погибает кора, дерево оголятся, за дело берутся грибки, которые добивают раненое растение в условиях высокой влажности. В свое время преобразователи-мичуринцы высаживали на Сахалине очень много сосны, при этом уничтожали краснокнижные растения местной флоры. Сосна растет быстро, а государству нужна была древесина. Если сейчас посмотреть — в Долинском и Макаровском районе стоят голые сосны. Это как раз из-за солнца. Снежный наст, отражая лучи, создавал еще больше — двойной удар, прямой и отраженный. Местные растения адаптировались, а инорайонные нет. Процессы эволюции ведь длительные, — рассказывает директор.

Обратной стороной таких суровых условий, в которых живут островные виды, стало то, что они обладают просто феноменальным запасом прочности и с легкостью выдерживают условия хоть Северной Америки, хоть Скандинавии.

Для того, чтобы спасти деревья от капризов сахалинской погоды, используют уникальные теплицы без крыш — это разработка сотрудников ботанического сада. В таких теплицах растения защищены от ветра, а снег сверху ложится ровным слоем. Но при этом растения не изолированы от природы и с младых корней привыкают к условиям будущей жизни.

— Очень сложный процесс выращивания вообще — нужно семена стратифицировать, держать их в холодных сырых условиях не более +3, некоторые требуют перепадов температур: -20, потом 0, потом плюс 10. Потом после проращивания высеваем их в ящики, потом в короба и в теплицу, из теплиц переводим в почву, — перечисляет директор.

Орех айлантолистный
Орех айлантолистный

Плоды лаконоса американского
Плоды лаконоса американского

Прострел сахалинский
Прострел сахалинский

Рабочее место в гербарии
Рабочее место в гербарии

Вообще задачи у ботанического сада очень простые и условно укладываются в три основных направления работы. Главное из них — интродукция (введение в культуру) новых видов растений в этой части России.

В этот же спектр интереса "садоводов" входит и помощь в озеленении городов и весей: тот же столичный Южно-Сахалинск сегодня озеленен слабо: попыток городские власти делают много, сажают тоже достаточно, но без учета рекомендаций ботаников. Из-за этого огромное количество растений погибает.

— Завозят из Венгрии, Италии, Польши, из Прибалтики. Но это деньги на ветер. Задача сада — как раз подобрать такой ассортимент растений, деревьев и кустарников, которые будут хорошо существовать в условиях городской среды и в особенностях этого климата. Это генеральная линия всех садов.

Вторая часть работы — изучение и сохранение биоразнообразия флоры, растительного мира Сахалинской области. Ботаники часто выезжают в экспедиции, находят местонахождения, изучают структуру популяции редких и исчезающих видов на месте, проводят различные исследования в особо охраняемых зонах и заповедниках, в том числе для сторонних организаций. Участие в подобных мероприятиях даже за небольшую плату очень часто совпадает со второй задачей.

— У нас есть экспозиция под названием "Живая красная книга". Она в процессе становления, на это уходят годы. "Редкий человек, который начинал строить сад, видел его в цвету". Особенно эта мысль актуальна в условиях такого жесткого климата Сахалинской области, — продолжает директор.

Наконец, третье направление — это популяризация природоохранных знаний, демонстрация самых красивых и редких растений. Интродукция, изучение и охрана, демонстрация и популяризация.

— К демонстрации мы подходим постепенно, но чтобы выполнять третье направление, нам необходимо иметь базу. Сейчас мы накопили такой материал, начинаем постепенно его развивать, — отмечает Александр Таран.

Растения в гербарии
Растения в гербарии

Саженцы цитрусовых
Саженцы цитрусовых

Сеянец гинкго двулопастного
Сеянец гинкго двулопастного

Сеянцы дуба черешчатого
Сеянцы дуба черешчатого

Сеянцы разного вида
Сеянцы разного вида

Боковой побег номер два: про елей и людей

— У нас народ, к сожалению, неорганизованный, диковатый даже. Отношение к природе потребительское. Если работаешь в поле, сразу подбегают с вопросами: "А что вы собираете?", "А это съедобное?", "А это полезное?" Нет, это просто растение! Спрашивают — как? Зачем оно есть, если его нельзя съесть или заварить? — грустно вздыхает директор ботанического сада.

С людьми у сахалинского ботанического сада вообще довольно специфические взаимоотношения: свой отпечаток на них наложил горький опыт десятилетней "войны" оазиса природы с расположенным по соседству городом, когда доставалось и директору ботсада, и его научным работникам.

Особенно тяжело, признаются здесь, было летом и под Новый год — с пьяными компаниями в одиночку справиться сложно. В теплые месяцы территорию буквально осаждали любители пикников и бесплатных растений, а в декабре активизировались охотники за бесплатными елями. Из-за них даже пришлось организовывать дежурства сотрудников с фонарями. Сейчас, признаются, стало полегче. Но будку, в которой коротает холодные зимние месяцы один из местных сторожевых псов из "еловой части" ботсада, пока все равно не убирают.

— Люди из окон смотрели и, если видели в ельнике фонари, не шли. А если не дай бог темнота — сразу кто-то с топором пробирался. Одного я вообще буквально за руку поймал — он решил срубить праздничное дерево, которое у нас растет на крылечке домика. Перехватил, к счастью, в последнюю секунду. Вот зато какая красавица растет, сохранили, — улыбается директор.

Скумпия кожевенная (париковое дерево)
Скумпия кожевенная (париковое дерево)

Сахалин твою Исландию

В классическом ботаническом саду, который развивается по классическому сценарию, всегда есть дендрарий — зона древесных растений. Это самая большая экспозиция и самая сложная, в Южно-Сахалинске она в состоянии становления. Там у нас уже очень-очень много видов, но опять-таки нет дорожек и все сложно. Это самая сложная экспозиция, по времени трудносоздаваемая. Дендрарий ботсада простирается на 10 гектаров, и для посетителей он труднодоступен. Пока.

— Мы подумали, что хорошо будут смотреться по погодно-климатическим и почвенным условиям березы. Они и красивые, необыкновенные есть — и с темной корой, и с желтой. Очень красивые и под наш климат подходят. Березы хорошо смотрятся и уживаются с лиственницами, часть дендрария у нас занята ими. Есть дубы, липы и лещина разных видов, — перечисляет Александр Таран.

Отдельного упоминания заслуживает экспозиция Виктора Шейко, профиль которого — жимолости: обширный род, семейство из четырех видов. Одновременно с защитой диссертации на тему жимолости Шейко создавал коллекцию жимолости в ботсаде. В итоге она оказалась самой большой в России по числу видов — сейчас в экспозиции порядка 70 различных видов жимолости. К сожалению для сахалинцев, съедобные у жимолости всего три вида.

Еще один интересный уголок ботанического сада — так называемая студенческая горка. Здесь, рассказывает директор, писали свои дипломные работы несколько поколений студентов-ботаников, проходивших практику в саду. Все растущие здесь растения — дело их рук, лопаток и стараний. Здесь, например, удалось высадить жасмин ("настоящий, а не какой-нибудь чубушник"), тую и даже землянику.

Самые легкодоступные для простых посетителей экспозиции ботанического сада с дорожками и тропинками находятся в восточной стороне: тут расположен закрытый питомник, который превратился в экспозицию ценных видов, краснокнижные виды на студенческой горке, экспозиция жимолости, в четыре водоема запустили высшие водные растения (их привезли с севера Сахалина). Всего в ботсаду живут, растут и прекрасно себя чувствуют более двух тысяч растений.

У сахалинского ботсада налажены тесные связи с подобными организациями по всему миру — 150 садов из 60 стран постоянно держат связь с далеким дальневосточным островом и периодически обмениваются с ним семенами.

— На протяжении 300 лет, сколько существуют сады, столько идет обмен семенами. Бывает, присылают письма из Индии или Аргентины с просьбой выслать материал. Мы каждый год издаем маленькую брошюру со списком семян, которые можем предложить для обмена, и рассылаем, — рассказывает директор. — Интересные контакты с исландцами, мы им килограммов пять послали кедровых орешков. Они молодцы, у них два ботанических сада на острове, очень зеленый остров. Они хотели завести себе кедровый стланик, у них есть аналог — сосна кустарниковая. Сначала заказали себе семена в Магадане, опять возвращаясь к разговору о климате, высеяли, пошел неплохо. Но у них Атлантика, бывают оттепели, а потом пошли заморозки и все погубили. Они сообразили, что надо искать аналог где-то на юге, чтобы, как у них, неустойчивая зима с перепадами плюс-минус. Обратились к нам, мы им собрали много и послали. И ура — у них все получилось. Исландия теперь в нашем сахалинском кедровом стланике.

Дарья Агиенко, Кирилл Ясько


Источники:

  1. sakhalin.info



Фрукты, которые могут вас убить

Растения-сорняки отрастили пыточные шипы для защиты от насекомых

Растения в первую очередь защищают от вредителей свои цветки

Десять фактов, которые вы не знали о бамбуке

Тысячелетняя роза - цветок, переживший бомбежки, пожары и разрушения

Ученые открыли новый способ повышения устойчивости растений

Растения умеют искать воду

На Шпицбергене подтопило международный банк семян

Растения научились приручать шмелей никотином

«Все равно что сжечь шедевры Лувра»

Семена вьюнка способны выдержать космическое путешествие

Топ-10 самых ядовитых растений в мире

Растения приспосабливаются к новым опылителям всего за несколько поколений

Биологи рассказали о растениях, имитирующих животных

Растения обнаружены на рекордной высоте

Самые опасные растения, о которых нужно знать, чтобы не стать их жертвами

В МГУ заработал один из крупнейших в мире цифровых гербариев

Растения с трех континентов пришли к хищничеству одним путем



© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, оформление, разработка ПО, 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://plantlife.ru/ 'PlantLife.ru: Статьи и книги о растениях'

Рейтинг@Mail.ru Ramblers Top100